Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

длинный лытдыбр

Не знаю, почему я в последнее время всё время пишу о Церкви и религии. Вроде бы, хоть и православный, а даже Евангелие знаю не слишком хорошо и до храма добираюсь считанные разы в году. Но почему-то мысли о том что да как да почему в голову лезут периодически. Тем более, что нынче, если решишь погрузиться в глобальную сеть, то разговоры о Церкви так и лезут изо всех щелей и обратно залезать не хотят. Ощущение от этих разговоров довольно противное, хотя, наверное, всё же лучше, чем от этических рассуждений, в которые порой впадают неутомимые спорщики. 

В тексте, ссылку на который приводить не буду, меня потрясли даже не бабушки и дети, которым теперь порядочному человеку место уступить позорно почему-то, а скорее мысль, что младшие старшим ничего не должны. Ладно, допустим, посторонней бабушке я ничем не обязан особенным, и советов её слушать не обязан, но родители?.. Да и бабушки посторонние, собственно, тоже. Не слушать их можно, но место уступить всё-таки стоит. Да и не стоит делать вещи, которые их раздражают в их же присутствии, наверное. Есть же другие места. Потому что они же на самом деле на нас пахали в какой-то степени - правда же? Ну хотя бы по поводу ветеранов давайте спорить не будем. В Древней Греции во время Олимпийских игр один старик пришел на переполненный стадион и стал искать свободное место среди зрителей. Когда он дошел до скамей, где сидели спартанцы, то они поднялись все хором. Стадион разразился рукоплесканиями. Старик же сказал: «Все греки знают, что такое хорошо, но только спартанцы умеют поступать хорошо». Спартанцы были не слишком приятными людьми, но эту их особенность мне никогда не хотелось причислить к недостаткам. Греки хотя бы понимали, что неправы и апплодировали, а мы... Жаль.

Возвращаясь к разговорам о Церкви, которые приходится читать. Я сижу и лелею гордыню, потому что всё сводится так или иначе к мысли, о которой я писал неоднократно: религия - нетерпима по определению. И есть большая разница между милосердием и терпимостью. А пока этой разницы замечать не начнут, все разговоры абсолютно бессмысленны. Требовать от Церкви терпимости - просто глупость, которая свидетельствует только о том, что спорщик не знает предмета спора. А чтобы просить милосердия и прощения надо как минимум на время перестать оскорблять того, кого просишь. Это подсказывают правила хорошего тона. Церковь, к сожалению, не из святых состоит, а любовь к врагам и поносящим тя - дело сложное. Можно, конечно, попросить Церковь замкнуться в четырёх стенах, но не стоит в таком случае потом вламываться к ней домой.

Кстати, развлекался как-то в давние времена мыслью на досуге: что было"прогрессивным" в XVI столетиии католичество или Реформация? В учебниках всё просто: католики - ретрограды-охранители, а Лютер и прочая реформационная компания - прогрессисты-либералы-капиталисты. А ведь было-то всё наоборот (или просто немного сложнее). Эразм Роттердамский (тоже, конечно, запрещенный, но всё же католик) с его морально-этической философией на базе религии. Или Лютер со строгой раннехристианской общиной и верой в предопределение. Кто, скажите мне, был ретроградом-клерикалом? А то всё инквизиция, да инквизиция...

А Вы знаете, что во всей центральной Якутии нет ни одного колодца? Вечная мерзлота на глубине 10 метров (а к северу - и того меньше). И откуда воду брать? Правильный ответ: нарубить зимой льда на реке и хранить в погребе (напоминаю, там мерзлота недалеко), а понадобилась вода - взял да и разморозил... Вот теперь инетресно: это Москва - не Россия, или Якутия?

А ещё вот. Байка от о. Агафангела из посёлка Тикси, что на Северном Ледовитом океане. Был один фотограф ТАСС, который однажды поехал к староверам и провёл среди них целое лето. Вместе косили, рубили дрова, пасли скотину... Наконец, деревня к нему прониклась любовью и уважением настолько, что даже согласились люди сделать групповую фотографию в старинных нарядах. Достали старые сундуки с бабушкиными кафтанами, оделись, встали на красивом берегу. Фотограф бегал, расставлял их правильно, достал штатив и наконец, извлёк из кофра свой замечательный фотоаппарат, и только он нагнулся к видоискателю, как услышал:: "Тьфу, Nikon!", и толпа отплёвываясь разбежалась...

В защиту презрения

Презрение - одно из человеческих чувств, которое современный мир вычеркнул из своей памяти. От него пытаются отгородится всеми возможными способами и, тем более, не занимаются его воспитанием. А без воспитания не возможно ни одно чувство в человеке. Возможно, мы живем в одном из последних поколений, когда ещё вообще помнят, что это такое.

Презрение уже вырезано и из нашего сознания, и только старые книги да некоторые чрезвычайные ситуации дают нам испытать его. А между тем - это одна из благороднейших черт человеческой натуры. Что мы можем сейчас предложить взамен? Ненависть, безразличие, бессильную ярость... Иногда даже интерес...

К сожалению, презрение часто путают с высокомерием. Однако эти понятия ни в чем не схожи. Без настоящего презрения невозможно представить и настоящее уважение, поскольку от одного до другого, как от любви до ненависти, - один шаг. Высокомерие же делает уважение недоступным, но раболепие - возможным.

Возможно, кто-то возразил бы мне, что христианство - против презрения, оно призывает нас быть толерантными и видеть во всех живущих и живших - Божьи создания. Но, как я уже писал, христианство, как и любая религия, - нетерпима. Христианство учит нас любви, а не толерантности. Каждый верующий должен всегда помнить, что ближние его - тоже создания Божьи, но ни в коем случае не должен поощрять или не замечать их пороки. Напротив, он должен, в меру своих сил, противостоять этим порокам. Презрение же - одна из самых ярких, хотя и забытых, форм сопротивления. Ибо это, по сути, форма воспитания.

Нас учили всегда уважать и никогда не презирать, что практически невозможно. Мы потеряли чувство уважения и презрения, а вместе с ними опору, на которой держалась наша нравственность.