July 20th, 2012

длинный лытдыбр

Не знаю, почему я в последнее время всё время пишу о Церкви и религии. Вроде бы, хоть и православный, а даже Евангелие знаю не слишком хорошо и до храма добираюсь считанные разы в году. Но почему-то мысли о том что да как да почему в голову лезут периодически. Тем более, что нынче, если решишь погрузиться в глобальную сеть, то разговоры о Церкви так и лезут изо всех щелей и обратно залезать не хотят. Ощущение от этих разговоров довольно противное, хотя, наверное, всё же лучше, чем от этических рассуждений, в которые порой впадают неутомимые спорщики. 

В тексте, ссылку на который приводить не буду, меня потрясли даже не бабушки и дети, которым теперь порядочному человеку место уступить позорно почему-то, а скорее мысль, что младшие старшим ничего не должны. Ладно, допустим, посторонней бабушке я ничем не обязан особенным, и советов её слушать не обязан, но родители?.. Да и бабушки посторонние, собственно, тоже. Не слушать их можно, но место уступить всё-таки стоит. Да и не стоит делать вещи, которые их раздражают в их же присутствии, наверное. Есть же другие места. Потому что они же на самом деле на нас пахали в какой-то степени - правда же? Ну хотя бы по поводу ветеранов давайте спорить не будем. В Древней Греции во время Олимпийских игр один старик пришел на переполненный стадион и стал искать свободное место среди зрителей. Когда он дошел до скамей, где сидели спартанцы, то они поднялись все хором. Стадион разразился рукоплесканиями. Старик же сказал: «Все греки знают, что такое хорошо, но только спартанцы умеют поступать хорошо». Спартанцы были не слишком приятными людьми, но эту их особенность мне никогда не хотелось причислить к недостаткам. Греки хотя бы понимали, что неправы и апплодировали, а мы... Жаль.

Возвращаясь к разговорам о Церкви, которые приходится читать. Я сижу и лелею гордыню, потому что всё сводится так или иначе к мысли, о которой я писал неоднократно: религия - нетерпима по определению. И есть большая разница между милосердием и терпимостью. А пока этой разницы замечать не начнут, все разговоры абсолютно бессмысленны. Требовать от Церкви терпимости - просто глупость, которая свидетельствует только о том, что спорщик не знает предмета спора. А чтобы просить милосердия и прощения надо как минимум на время перестать оскорблять того, кого просишь. Это подсказывают правила хорошего тона. Церковь, к сожалению, не из святых состоит, а любовь к врагам и поносящим тя - дело сложное. Можно, конечно, попросить Церковь замкнуться в четырёх стенах, но не стоит в таком случае потом вламываться к ней домой.

Кстати, развлекался как-то в давние времена мыслью на досуге: что было"прогрессивным" в XVI столетиии католичество или Реформация? В учебниках всё просто: католики - ретрограды-охранители, а Лютер и прочая реформационная компания - прогрессисты-либералы-капиталисты. А ведь было-то всё наоборот (или просто немного сложнее). Эразм Роттердамский (тоже, конечно, запрещенный, но всё же католик) с его морально-этической философией на базе религии. Или Лютер со строгой раннехристианской общиной и верой в предопределение. Кто, скажите мне, был ретроградом-клерикалом? А то всё инквизиция, да инквизиция...

А Вы знаете, что во всей центральной Якутии нет ни одного колодца? Вечная мерзлота на глубине 10 метров (а к северу - и того меньше). И откуда воду брать? Правильный ответ: нарубить зимой льда на реке и хранить в погребе (напоминаю, там мерзлота недалеко), а понадобилась вода - взял да и разморозил... Вот теперь инетресно: это Москва - не Россия, или Якутия?

А ещё вот. Байка от о. Агафангела из посёлка Тикси, что на Северном Ледовитом океане. Был один фотограф ТАСС, который однажды поехал к староверам и провёл среди них целое лето. Вместе косили, рубили дрова, пасли скотину... Наконец, деревня к нему прониклась любовью и уважением настолько, что даже согласились люди сделать групповую фотографию в старинных нарядах. Достали старые сундуки с бабушкиными кафтанами, оделись, встали на красивом берегу. Фотограф бегал, расставлял их правильно, достал штатив и наконец, извлёк из кофра свой замечательный фотоаппарат, и только он нагнулся к видоискателю, как услышал:: "Тьфу, Nikon!", и толпа отплёвываясь разбежалась...

Вдогонку

Вдогонку предыдущему посту выложу ещё некоторые свои совершенно некомпетентные и дилетантские соображения на тему Церкви и связанных с нею предметов. Не так давно я что-то писал о том, что многие институты и механизмы работы Церкви устарели и требуют модернизации. Писал, что сам язык её общения с обществом (то есть, паствой реальной или потенциальной) устарел. Речь не о богослужебном языке, а о семантике (надеюсь, что правильно употребляю слово) разговора. Вместе с тем, я настаиваю на том, что православие, как, впрочем, и большинство религий (если не все) - нетерпимо, поскольку считает одно верным, другое - ложным, и существовать иначе не может: тут нет места изменениям. 

Противоречие это кажущееся. Реформировать Церковь можно двумя способами. Первый - тот, который обсуждается в среде верующих, - преследует цель сделать Истину более доступной, более понятной для тех, кто хочет понять. Как справедливо сказал мне один священник, в тот момент, когда Церковь сочтёт, что перевод службы на современный русский увеличит число верующих хотя бы на одного человека - служба будет немедленна переведена. Собственно, все тексты по-русски и так есть. Второй способ - тот, о котором больше говорят в светской среде - реформировать Церковь в угоду обществу. По англиканскому, скажем, образцу.

Представьте, что проходит конференция "Новые методы преподавания математики". Половина преподавателей математики обсуждает заменить ли учебник А на более современный учебник Б, где в задачах вместо советских реалий вставлены реалии современности, или обойтись без учебников и предоставить преподавателю возможность строить курс самому. Вторая половина в то же время думает, стоит ли во время уроков математики играть с детьми в волейбол, или лучше учить их стоять на голове, поскольку только в здоровом теле здоровый ум. Причём, все они собираются в одной аудитории и начинается дискуссия... Поймут ли они друг друга? Вряд ли. Можно ли назвать происходящее диалогом? Мне кажется, нет.

Наблюдается интересная картина. Судя по всему, светскому человеку сейчас вообще сложно понять, что такое религия. Ему проще представить себе религию в виде некоей морально-этической доктрины, в которой места собственно вере, а следовательно и аксиомам (догматам) нет. В худшем случае должно быть что-то инстинктивно понятное, вроде "естественного права" философов нового времени. И общество настойчиво требует, чтобы религия и стала морально-этической доктриной - логически доказуемой и, главное, изменяемой. Оно искренне недоумевает, чего же эти странные люди никак не могут понять, чего от них хотят. Так вот, религия - это НЕ морально-этическая доктрина. Она подчиняется другим законам. И, кстати, верующий человек ДЕЙСТВИТЕЛЬНО думает не так, как неверующий. То есть, по-другому. У него другие ориентиры и схемы мышления. Сложно объяснить, но тем, кто сталкивался когда-нибудь с серьёзными историческими исследованиями должно быть интуитивно понятно: люди прошлого думали не так, как мы. Вот и верующие тоже. Недаром кто-то говорил, что православному проще найти общий язык с мусульманином, нежели атеистом.

Как говорит один мой знакомый оператор, задумываясь перед каждым кадром: "Это надо понять".

PS: Буде кто вдруг, паче чаяния, решит комментировать это безобразие, предупреждаю: всякий раз, когда я пишу "современный светский человек" (или что-либо подобное), то в числе первых имею ввиду себя. Я констатирую наблюдения над другими, а не над собой. Что такое и как думает нормальный верующий лучше спросить у нормального верующего, который ходит в храм, исповедуется, причащается и понимает, что происходит.