November 21st, 2005

Я готов смеятся звонко, только уж позвольте мне сперва поплакать

ПЕСНЯ О РОДИНЕ

У меня претензий нет, амбиций ноль, эмоций тоже.
Я в иное время мог бы не вернуться с Халхин-Гола.
А теперь живу - дай Боже!
Что мне чья-либо буза вокруг престола?

У меня диплом чего-то там насчёт кранбалок.
Я его решил от скуки застеклить и в рамку вставить.
Вот сижу, точу рубанок.
Больше ничего прибавить
не хочу.

Могут возразить: "А где же твой, допустим, идеал?
Принципы, допустим, в чем твои? Ты как на это дело смотришь?"

Я на это дело так смотрю, что ни хрена не вижу.
Я ещё когда-когда мог не вернуться из Норильска.
Может, я кого обижу,
мой, однако, идеал - Барбара Брыльска.

Принципы мои просты с тех пор, как лет в шестнадцать
понял я, что всё бессмысленно и здесь, и на Плутоне.
Стоит ли зубами клацать,
кто бы там ни восседал на троне?

Могут возразить: "А что же, мол, пригорки, ручейки?
Родина, допустим, нация? Ты как на это дело смотришь?"

Я на это дело так давно смотрю, что насмотрелся.
Я ещё и год назад мог не вернуться из Чикаго.
А вот никуда не делся,
вынырнул вблизи родного стяга.

Вон броневички гудят-гудят-гудят - влюбиться можно.
В них боевички сидят-сидят-сидят - салют Мальчишу!
Мне-то это всё неважно.
Вас же, господа, прошу: чините крышу!

Станут уличать: "Зачем, мол, в голосе слеза?"
"Это не слеза, а насморк" - возражу, и объясните, кстати,

что такое в речи вашей значит - верь, не плачь, надейся?
Чем определён сей смутный оптимизм очей славянских?
Что такое значит "смейся",
если на дворе орда в таких повязках?

Нечего обхаживать меня, как октябрёнка,
Типа "остальные умные, а я - пенёк и лапоть".
Я готов смеятся звонко,
только уж позвольте мне сперва доплакать.