September 16th, 2005

Про неграмотность и висы.

Прочитал я тут сагу. "Сага об Эгиле".
По своей неграмотности до этого никаких саг не читал. Если есть кто-нибудь, кто тоже их не читал, то скажу, что иногда герои говорят "висы" - это такие стихи, они же часто и заклинания, и клятвы, например:

Конунг, закон поправший,
Мне судил изгнанье,
В том повинна Гуннхильд, -
Эйрик братоубийца
Внял жены советам.
Отомщу как должно
Женщине жестокой
За её коварство.

Как правило это восхваления подвигов (и, как правило, своих), или восхваления дружбы, хороших подарков, просто хорошей драки, или пира и т.д. Ну, и иногда конунгам что-нибудь перепадало.

И как-то я к середине книги к этому привык. Поэтому, когда вдруг появились висы какого-то странного содержания, то я очень удивился.Collapse )

Мураками

И ещё о книжках. Прочитал книжку, подаренную на ДР, - Харуко Мураками "Страна чудес без тормозов, или Конец света". Как это ни странно - она мне понравилась. По всем своим признакам она мне не должна была понравится. Не очень я люблю этакую популярную псевдофилософию. Но эта - понравилась. И даже очень.

В книжке две параллельных истории: одна - "научнофантастическая", другая же - "философская". Забавно было смотреть на смену моих интересов: если вначале интересен только фантастический сюжет, то к середине на него уже не обращаешь внимания - живёшь в этом странном городе, под названием "Конец света".

Книга какая-то очень усталая. "Конец света" - это город в сознании героя, где нет ничего, и есть всё. То есть всего в достатке, но нет ни одного "эго", ни одной личности. Всё бессмысленно и бесполезно. И так всю вечность...

Такая вот японская романтика...

К тому же книжка может служить справочником хорошего кино и хорошей музыки XX века. Вообще забавно смотрится мешанина японской, западной и русской (!) культуры. Например, любимый писатель главного героя... Тургенев! Правда, вкус, на мой взгляд, странный, но...
Честно говоря, о том, что это - Япония, я вспоминал только, когда читал слово Токио.

Омар Хайям

Спорщик с Богом, бесстрашный ум, чуждый иллюзий, учёный, и в стихе стремящийся к точной формуле, к афоризму, - таков Хайям, астроном и математик.

Герман Плисецкий




Был в моей жизни такой случай: как-то раз попал я на вечер памяти Германа Плисецкого - он, как выяснилось, был когда-то мужем моей бабушки. Было это всё задолго до моего рождения. Про Плисецкого бабушка рассказывает замечательную историю.

Была у него такая привычка: лечь на диван и смотреть в потолок. Когда моя бабушка начинала бегать вокруг, пытаясь от него чего-нибудь добится, он невозмутимо говорил: "Не мешай мне - я думаю." Ну что тут ответишь?..

Так вот, попал я на этот вечер. Познакомился разом с Юзом Алешковским, если это имя кому-нибудь что-нибудь говорит (лично я читал у него только одну чудесную детскую книжку "Кыш, два портфеля и целая неделя") и Фазилем Искандером, который этот самый вечер вёл. С вечера мне ещё досталась книжка Плисецкого (http://www.ozon.ru/context/detail/id/146566/?partner=sheiko6), где, в частности есть переводы Хайяма.

Переводы очень хорошие, поэтому я решил выложить тут несколько стихотворений и кусочек из предисловия:Collapse )