July 6th, 2005

Одно из любимых...

АЛКИВИАД

Облокотясь перед медью, образ его отражавшей,
Дланью слегка приподняв кудри златые чела,
Юный красавец сидел, горделиво-задумчив, и, смехом
Горьким смеясь, на него мужи казали перстом;

Девы, тайно любуясь челом благородно-открытым,
Нехотя взор отводя, хмурили брови свои.
Он же глух был и слеп; он, не в меди глядясь,
а в грядущем,
Думал: к лицу ли ему будет лавровый венок?

<1835>

Книжка

Довольно недавно нашёл в сети книжку, которая мне когда-то очень понравилась. Чтиво, фентази, параллельный мир, в котором легко узнать Византийскую империю. Книжка большая, в нескольких частях, но я оторваться не мог. Читайте!

http://www.lib.ru/INOFANT/TERTLDAW/ - там то, которое про империю Видессос.

Ну, и наконец песенка...

ПОДРОСТОК


Ты сам изрек: тот чист, кто нем, в том свет.
Я внял, я знал: ты прав, слов нет, слов нет.
Я внял, хоть был строптив, криклив, картав.
Стал нем - и что ж, ты прав, нет слов, ты прав.

Трехвековой губернский гонор,
Ужимки публики манерной,
Говор
Скверный,
Архитектурный срам и стыд.
Амуры крылышками плещут,
Резвятся гипсовые нимфы,
Блещут
Нимбы
Дурной латунью - и глядит

На них угрюмо, стиснув зубы, злой подросток,
Как сгусток весь, как перекресток.


Ему хотя бы две-три бомбы,
Уж он тогда бы эти нимбы,
Он бы
Им бы,
Уж он бы задал им тогда!
Его подошвы набок сбиты,
Он спотыкается и бредит,
Спит и
Грезит -
Не о погромах ли? Ну да!

Они мерещатся ему - а что стесняться?
И казни тоже снятся.

Но только после чтобы лавры,
И непременно сразу праздник,
Мавры
В красных
Ливреях, люстры ходуном.
И шелку чтобы для медовой
Ежесезонной куртизанки
Вдоволь
В замке,
И все что хочешь за окном.

Ему не кровь важна, важней любовный голод.
Он мал, он зол, он молод.

Но что он может, слабонервный,
По физкультуре не отличник,
Первый
Хищник
Его раздавит, не жуя.
Еще вдобавок и заика,
И близорук, и раб желудка...
...Дико,
Жутко,
Однако это - тоже я.

О Боже, Боже, как же трудно мне со мною!
Нет-нет, и взвою, взвою...

1994



Взвою, всё-таки...

Читая вестерны...

Вот недавно перечитывая любимый вестерн любимого писателя наткнулся на замечательную фразу. Герой сидит на скале окруженной толпами злобных индейцев:
"Привычку думать я унаследовал от отца..."
- вот, везёт же некоторым с родителями... а?..

Нет, нет, я готовлюсь, готовлюсь!..

Не мог удержаться...

Не хотел выкладывать по два за один раз, но это стихотворение привязалось ко мне и не отстаёт!


Воин Агамемнона (1910)


Смутную душу мою тяготит
Странный и страшный вопрос:
Можно ли жить, если умер Атрид,
Умер на ложе из роз?

Все, что нам снилось всегда и везде,
Наше желанье и страх,
Все отражалось, как в чистой воде,
В этих спокойных очах.

В мышцах жила несказанная мощь,
Нега - в изгибе колен,
Был ок прекрасен, как облако, - вождь
Золотоносных Микен.

Что я? Обломок старинных обид,
Дротик, упавший в траву.
Умер водитель народов, Атрид, -
Я же, ничтожный, живу.

Манит прозрачность глубоких озер,
Смотрит с укором заря.
Тягостен, тягостен этот позор -
Жить, потерявши царя!

Сравнение

...И стала та страна с тех пор
Добычей запустенья...
И всё как мёртвое окрест:
Ни лист не шевелится,
Ни зверь близ сих не пройдет мест,
Ни птичка не промчится,
Но полночь лишь сойдет с небес -
Вран чёрный встрепенётся,
Зашепчет пробужденный лес,
Могила потрясется;
И видится бродяща тень
Тогда в пустыне ночи...


и


...К нему и птица не летит
И тигр нейдет — лишь вихорь черный
На древо смерти набежит
И мчится прочь, уже тлетворный.


Интересно, здесь есть связь?

Сравнение 2

Интресно бывает иногда наблюдать, как у нескольких умных людей похожие мысли возникают почти одновременно и независимо друг от друга. Продолжая читать "Вехи", открыв статью Гершензона "Творческое самосознание", натыкаюсь на следующую мысль:

"Чтобы возлюбить и поверить, те, кто не любит и не верит, должны внутренно обновиться, - а в этом деле сознание безсильно. Для этого должна переродится самая ткань духовного существа человека, должен совершится некоторый органический процесс в такой сфере, где действуют стихийныя силы, - в сфере воли".

В конце этого учебного года мне пришлось делать реферат "по биологии". Тема у меня была по французскому эволюционисту рубежа веков, то есть современнику издания "Вех", Пьеру Тейяру де Шардену. Поскольку он был иезуитом, то работа больше философская, чем биологическая (собственно поэтому, я и получил эту тему: с биологией у меня нелады). Так вот одна из основных его идей в том, что существуют две стороны любой материи: внешняя (которой до сих пор и занималась биология) и внутренняя. Свою эволюционную теорию он строит на эволюции "внутреннего вещей". Что-то в этом есть... Хотя все, кто занимаются эволюцией сейчас в один голос утверждают, что его теория - полный бред, однако ж...

Хотя Гершензон, как всё-таки философ, а не биолог, идёт дальше и дробит "внутреннее" на несколько пластов, однако идея какой-то духовной материи наблюдается у обоих. Интересно!